?

Log in

Осень - отвратительное время. Не зря от неё высыхают листья на деревьях и сереет в холодной печали небо. Осень - отвратительное время, когда замёрзшие кончики пальцев набирают сообщение, а потом стирают, потому что ничего уже не нужно говорить, а точнее сказать - некому. Осень - мерзкая холодная ошибка вселенной, пропитанная грустью и скорбью по летнему счастью. Ненавижу осень. Скорее бы зима.

Jul. 21st, 2016

Прекратите меня обнимать,
И твердить, что - хоть в воду за мной!
Слову каждому хватит внимать,
И касаться меня головой.

Хватит в сторону молча смотреть,
Когда за руку нежно держу.
Хватит строчки читать или петь,
Пока я от желанья дрожу.

И "любить" перестаньте меня -
Вижу я, что совсем не любим.
Выход вон: ручка, дверь на себя!
Уходите. Я лучше один.
Мне бы с тобой потеряться
В городе любом
Да в пятницу!
Мне бы с тобой не расставаться,
И спрятаться.

Мне бы тебе улыбаться -
Счастьем своим похвастаться.
Мне бы с тобой рассмеяться,
И от того - расплакаться!

Мне бы с тобой скитаться
В улицах пьяных красавиц,
По городам шататься
Мне нравится.
Слово, похожее чем-то на умолишение -
Отношения.
То, что доводит спокойных до точки кипения -
Отношения.
Шепчет "ты должен", "обязан", доводит до жжения -
Отношения.
Часто к любви приравняется это явление -
Отношения.
В тот момент, когда ты понимаешь все прелести одиночества, а отношения с людьми, чуть-чуть заходящие за грань деловых или непринуждённо-дружеских - вызывают отвращение и заставляют спрятаться. В тот момент, когда ты почувствовал вкус свободы от обязательств и обязанностей, когда ты увидел слово "одиночество" в ярких цветах и с заглавной буквы - появляется кто-то, кто заставляет тебя усомниться в этой новой религии. Кто-то, кто не рушит её, а только приукрашивает своим присутствием, кто-то, с кем ты один, свободен, никому не обязан, но с кем хочется быть постоянно, кто не раздражает тебя своими "ты должен", кто не будет спрашивать два раза, кто понимает вещи именно такими, какие они и есть, кто будет смеяться над шутками только если они смешные, а вот над твоими - всегда. Я говорю о дружбе.
Я стал тем, кем восхищался в юности. Не самым высоким идеалом, а одним из тех людей, которые находились поблизости, и чьими эрудицией и возможностями я восхищался, на кого ориентировался, к кому стремился. Я стал тем, кого мне рекомендовали опасаться, и тем, кого опасаются те, кому рекомендуют опасаться меня. Я стал абсолютно уверенным в себе, и иногда отсутствие стыда или страха внутри меня - пугает меня. Я стал тем, кого сложно оскорбить или обидеть, потому что знаю, что оскорбление и обида - от глупости.
Я научился не обращать внимание на неудачи, да и неудач вроде как не стало. Я знаю больше большинства и чуть меньше меньшинства. Совершая ошибки, в том числе и лексические, я отдаю себе в этом отчёт, ведь я автор своей жизни, и всё, что я говорю и пишу - авторские приёмы и знаки.
Иногда я задаюсь вопросом, как именно мой разум стал заложником именно этого тела именно в этой точке Вселенной, и ничего кроме высшего предназначения мне в голову не приходит.
Именно так рождаются заблуждения.
Это не боль - это детектор, что ты ещё жив. Самый яркий и не заглушаемый детектор. Это как будто что-то тяжёлое грохнулось внутри твоей пустоты. Тяжёлое и горячее, горячее настолько, что пар конденсируется в уголках твоих глаз. Горячее, как твои ладони, когда ты без остановки хлещешь себя по лицу в надежде понять что ещё жив.
А затем опять ничего. Ничего, как внезапно наступивший вечер. Вечер, когда не солнечно, но и не темно, когда тишина города обрушается на тебя, и только ласточки осиным роем кружатся над этой пустотой.
Ты понимаешь, что никого кроме тебя не существует. Никого нет, как бы ни казалось обратное.
Что будет, когда мы с тобой постареем? Мы так же будем искать себе кого-то, находясь друг с другом? Мы так же будем делиться друг с другом своими приключениями, и без зазрения совести засыпать в обнимку под толстым махровым одеялом? Мы будем шутить про то, что если бы мы были вместе, я бы готовил тебе каждый день. Старые, пьяные, где-нибудь на окраине мира. Мы будем уходить по своим делам каждое утро, и, возвращаясь под вечер, будем взахлёб рассказывать друг другу про наших временных любовников и любовниц, про наши маленькие романы, про их глупые глаза и наивные сердца. А перед сном мы положим друг другу на плечи наши головы, и тихо закроем глаза под очередной чёрно-белый фильм.
Утром мы будем выливать в раковину выветрившееся за ночь красное вино, рассказывать о свойствах своих новых зубных щёток, хвалиться планами на день и подкалывать друг друга про морщины на ягодицах. А потом опять расходиться в разных направлениях.
Я готов, если всё будет именно так.
Главное, чтобы мы умерли с улыбками на наших уставших лицах.

Антону

Разведи на мольберте лазурь с синевой,
Намешай перламутра, добавь серебра.
И пиши облака, что плывут над землёй,
И рисуй, как колышутся ветром луга.

С горизонта пускай протекает река,
А над ней прилетают домой журавли.
Пусть деревья опушкой свисают к лугам,
А под ними с мольбертом покоишься ты.

И пускай не тревожат тебя никогда,
Ветер пусть напевает любимый мотив.
Нарисуй на холсте - и скорее туда,
Все дела позабыв, всех родных отпустив.
Все мы скрываем под маской небрежности бережность.
Все мы скрываем за милой улыбкой клыки.
Вроде верёвка на шею рукою накинулась,
Вроде сама лишь упала, коснувшись руки.

Щурим глаза, закрывая своё отражение,
Курим для смелости, вовсе без цели курить.
Мы замечаем любое в потёмках движение,
Громко рычим, но желаем потише скулить.

Profile

stereonin
stereonin

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031